Skip to main content

Размышление 12. Викентий де Поль и Луиза де Марияк. Искусство принятия решений

Викентий де Поль и Луиза де Марияк совместно работали в течение 35 лет, чтобы улучшить жизни всех тех, кто страдал от бедности или непринятия обществом, а также для того, чтобы выявить великую любовь Божью ко всем им.

Очевидные различия

Викентий де Поль, гасконский крестьянин, был воспитан в любящей семье.  Луиза де Марияк, парижская аристократка, была отвергнута своей семьёй ввиду её незаконного рождения.

Викентий де Поль был инициативным молодым человеком.  Он бросался во множество начинаний, пытаясь преуспеть и найти постоянный доход.  Луиза де Марияк воспитывалась в женском монастыре и пансионе и, как молодая девушка, она стремилась к скрытой жизни в монастыре капуцинов.

Викентий де Поль был человеком с крестьянским характером.  Он знал, как ждать, «Никогда не действовать без Божьего Промысла». Луиза де Марияк была женщиной, стремящейся быстро достигнуть своей цели, и не боялась бросать вызов обществу или Церкви. Она – Марияк.

Как они могли жить и работать вместе, если их воспитание и особенности характера могли их разделять?  Как им удавалось общаться?

В возрасте около 30 лет они оба столкнулись с отчаянными усилиями самоанализа касательно Бога и собственного будущего. Приблизительно в 1613 годуВикентияде Поля чрезвычайно мучили сомнениями относительно Бога. Он осознал пустоту, бесполезность своей жизни как священника. Приблизительно в 1623 году Луиза де Марияк погрузилась в «темную ночь души», период депрессии. Она подвергала сомнению свою жизнь и свое будущее и начала сомневаться в существовании Бога. Через эти испытания они оба осознали Божье великодушие к ним и возжелали посвятить свои жизни тем, кто был беден.  Их любовь к Богу и бедным объединит их.

Но это никоим образом не скрывает их различия. Многочисленные примеры позволяют нам выявить, что мосьеВикентийи мадемуазель Ле Грас иногда делают противоположный выбор. Слушать их, наблюдать, как они живут – это должно дать нам возможность понять, как им удавалось брать на себя совместные обязательства по осуществлению миссии милосердия и реализовывать такие важные действия.

Некоторые конкретные примеры

Поиск нового Главного Дома

Когда были основаны Дочери Милосердия, Луиза де Марияк открыла свой собственный дом в округе Сен-Николя дю Шардонне для пяти или шести молодых женщин, которые желали присоединиться к ней. В 1636 году, поскольку число сестёр увеличивалось, небольшая община, переехала в Ла-Шапелль к северу от Парижа. Четыре года спустя дом стал слишком маленьким. Поэтому им необходимо было найти другое место жительства. У Луизы была очень определённая идея. С 1632 года Сен-Лазар в округе Сен-Дени был Главным Домом Священников Миссии. Луиза предпочитала, чтобы Дочери Милосердия поселились в тех же окрестностях.Викентийде Поль был очень сдержан:

“Возможно, Вы можете полагать, что у меня есть какая-либо причина, касающаяся Вас, по которой я думаю, что для Вас неблагоразумно жить по соседству. О, нет, дело не в этом, я уверяю Вас.  Причина, скорее в следующем: мы находимся среди людей, которые видят всё и судят обо всём. Увидев нас трижды, входящими в Ваш дом, они не упустят возможности поговорить, сделать выводы, которые они не должны бы были делать, и повторять их всюду, куда они ходят”. (CCD, I, «К Св. Луизе», к. 1636, стр. 308-309.)

В сентябре 1640 годаВикентийде Поль просит, чтобы Женщины Милосердия присмотрели подходящий дом. 1 ноябряВикентийудовлетворён их предложением. Это жилище находится в подчинении приората Сен-Лазар касательно местных налогов и в отношении правовых вопросов. Следовательно, мосьеВикентийприглашает Луизу де Марияк посетить дом, расположенный в деревне Ла-Виллет:

“В Ла-Виллет находится небольшое владение, примерно один акр, включая дом и сад. Оно принадлежит приходу Ла-Виллет и подпадает под подчинение этому дому в отношении сборов и правовых вопросов. Это последний дом в деревне за храмом и на той же стороне что и храм, от которого не настолько далеко, как от вас. Говорят четыре или пять тысяч франков. Там одно или два основных здания, с сараем и конюшней, в деревенском стиле, открыты сбоку и сзади. Это единственная собственность, которая продаётся в Ла-Виллет; хотелось бы знать, что Вы думаете об этом”. (CCD, II, «К Св. Луизе», 1 ноября 1640 г., стр. 150-151.)

Луиза отправляется на просмотр. У нас нет её письма с комментариями о просмотре; однако, она отказалась от предложения, потому что она искала что-то другое. Кажется, что на сей раз она хочет преодолеть сдержанностьВикентия.

Женщины тогда рассказывают о доме в округе Сен-Мартин. В февралеВикентийидет посмотреть на него и находит, что он слишком мал. Он высказал своё мнение Луизе утром 7 февраля:

“Вчера смотрел дом, о котором я упоминал Вам, в пригороде Сен-Мартен, но там недостаточно места. Было бы хорошо, как Вы говорите, приобрести дом как можно скорее, но найти его не так легко. Тем временем, Вы должны будете взять первый, сдающийся в аренду”. (CCD, II, «К Св. Луизе», 7 февраля 1641 г.)

Луиза, должно быть, отреагировала немедленно. Она хочет купить, а не арендовать дом. Её письмо без особого такта чётко выражает её беспокойство и нетерпение из-за медлительности процесса. (У нас нет этого письма). ОтветВикентияне замедлил придти, также без особого такта:

“Что касается жилья в том приходе, мы должны арендовать его по любой цене, в ожидании возможности купить, поскольку то, что нам нужно, не каждый день попадается. Я всё ещё вижу мало человеческого в Ваших чувствах, коль скоро Вы видите во мне враждебность. Вы думаете, что все потеряно из-за отсутствия дома. O, женщина без веры, не принимающая руководство и пример Иисуса Христа! Относительно состояния всей Церкви Спаситель мира обращается к Своему Отцу о правилах и порядке, а относительно горстки молодых женщин, которых Его Промысел поднял и собрал так открыто, Вы думаете, что Он оставит нас. Ну, мадемуазель, смиритесь всецело перед Богом, в любви которого являюсь Вашим слугой,Викентийде Поль”. (CCD, II, «К Св. Луизе». 7 февраля 1641 г., стр. 177.)

Напряжение высоко, но оба собираются поразмыслить, стремясь понять реакцию другого. Викентий, всматриваясь в сущность вопроса, успокаивает:

“Мы должны продолжать молиться о доме; я не настолько волнуюсь по поводу дома, как о том, чтобы именно сейчас разместить Вас в арендованном жилье. O, Иисусе!, мадемуазель, Ваши проблемы не зависят от дома, но от того, будет ли Божье благословение на продолжение работы”.  (CCD, II, «Святой Луизе», февраль-март 1641 г., стр. 189.)

Представлено новое предложение: мадам Марец, которая живет на бульваре Сен-Дени, на противоположной стороне улицы, напротив Сен-Лазар, предлагает свою маленькую собственность. Соглашение достигнуто, и 6 сентября 1641 года подписывается договор о продаже:

«наконец у нас есть договор на покупку дома, и деньги уплачены». (CCD, II, «К Св. Луизе», 6 или 7 сентября 1641 г., стр. 210.)

Дом был куплен за 12 000 фунтов. Конгрегация Миссии взяла расходы на себя, потому что в то время у Дочерей Милосердия не было средств. Общество возместило Конгрегации Миссии стоимость дома только в 1653 году.

Различные перспективы в отношении выбора, который должен быть сделан, привели к откровенному и бескомпромиссному обмену мнениями. Это обсуждение, без какой-либо явной уступки, позволило им достичь решения, которое было принято без отговорок. Уважение преодолело различия.

Приём мальчиков в школы и пансионаты в домах

Заседания совета Дочерей Милосердия часто показывают совсем другой способ, какимВикентий де Поль и Луиза де Марияк рассматривали факты миссии. Совет от 30 октября 1647 года занимается изучением двух проблем. МосьеВикентий, выполняющий обязанности председательствующего, представляет первый пункт:

“Мадемуазель Ле Грас подвергла сомнению, благоразумно ли для наших сестер в городах и деревнях, которые преподают в школе, принимать мальчиков и девочек, и, в случае, если они принимают мальчиков, до какого возраста они будут держать их у себя”. (CCD, XIII b, Совет от 30 октября 1647 г., стр. 285.)

Сначала называются аргументы Мадемуазель в пользу приёма мальчиков: “Эти мальчики получат основы благочестия; это может быть их единственным обучением. Для них нет школьного учителя. Кроме того, родители хотят, чтобы их мальчиков обучали в не меньшем объёме, чем девочек. Кроме того, признано, что эти очень молодые мальчики (младше шести лет) не могут быть искушением для школьной учительницы”.

Викентий представляет полностью противоположные аргументы:  “обучать мальчиков и девочек вместе запрещено королевским декретом, а также декретом архиепископа.  Сестры должны быть первыми в выполнении предписаний”. В подтверждение своего мнения Викентий напоминает, что школьные учителя, которые принимали маленьких девочек вместе с мальчиками, приговаривались к сожжению заживо.

Спрашивают двух присутствующих сестёр; одна «за», другая «против». Господин Ламберт, Помощник Конгрегации Миссии, одобряет предложение. Мадемуазель высказывает свое мнение ещё раз, говорит, что она иногда принимала мальчиков, потому что бывают случаи, когда девочка может придти в школу только в том случае, если возьмёт с собой своего маленького брата, потому что её мамы нет дома, чтобы смотреть за ним. Представив свои аргументы ещё раз,Викентийде Поль заключает:

“Вследствие всех этих причин, Сёстры, будет хорошо не принимать их вообще. Двое или трое из нас чувствуют то же самое. Необходимо это оставить как есть”. (Там же, 288.)

Таким образом, Луиза должна была заново пересмотреть то, что она разрешила в некоторых домах.

После это рассматривается вопрос, могут или не могут сёстры принимать пансионеров в своих домах. Здесь также наблюдается большое различие во мнениях этих двух основателей. Луиза видит преимущества в этом: образование девочек; финансовая помощь для бедных домов. Викентийвидит слишком много неудобств: разная пища для пансионеров (Викентийсчитал меню сестер слишком скудным!); риск того, что сёстры могут дать проявиться различиям общины; трудности в поддержании баланса между заботой об этих пансионерах и преданностью уставу (молитве). Несмотря на настойчивость Луизы, решениеВикентиябыло категорическим, «Оставьте эти вопросы как есть, и никуда их не принимайте». (Там же, 291.)

Луиза де Марияк должна будет сообщить это решение различным домам, не позволяя себе выказать своё противление этому. Таким образом, она написала Барб-Анжибу в мае 1655 года:

“МосьеВикентийчрезвычайно рад новостям от вас. Он считает, что вы должны отказаться от своих пансионеров. Он говорит, что Дочери Милосердия не должны заниматься ими. На самом деле, это решение было принято на заседании Совета, которое проводилось с целью обсуждения нескольких вопросов, что по понятной причине они не должны принимать их”. (Духовные Произведения, «К сестре Барб-Анжибу»,май 1655 г., стр. 468.)

Если к этому вопросу необходимо вернуться снова, это может произойти только после следующего общего размышления. В 1659 году вопрос о необходимости принимать пансионеров был поднят сестрами из Ла-Фер. Луиза говорит им:

“Что касается пансионеров, поразмыслите над потребностью и значимостью их наличия, и затем сообщите мне, пожалуйста, о Ваших заключениях. Я тогда попрошу нашего достопочтенного отца принять решение и сообщу вам о его распоряжениях”. (Духовные Произведения, «К сестре Матюрин Герин», 1 ноября 1659 г., стр. 652.)

Луиза соглашается повторно вернуться к решению, принятому 12 годами ранее. Но она просит, чтобы сестры вместе размышляли над своими побуждениями, чётко изложили свою мотивацию, и направили ей. Миссия развивается, реагирование на ситуации необходимо адаптировать. Решение, принятое в своё время, может быть изменено, если изменяются обстоятельства. Нельзя непрерывно придерживаться того, что делалось всегда.

Проводилось ли заседание совета и размышление по этому поводу? Вероятнее всего, нет, поскольку письмо Луизы датируется концом ноября 1659 года!

Катехизис Беллармина и Дочери Милосердия

Дочери Милосердия в приходах преподавали катехизис маленьким девочкам. Для этой цели у них был небольшой катехизис из вопросов и ответов, составленных Луизой де Марияк. Некоторые из сестер хотели иметь более глубокое понимание их веры. Какой выбор должен быть представлен им?

Мосье Ламбер, священник Миссии, рекомендовал катехизис Беллармина, который Луиза считала очень хорошо изученным. Во время заседания совета в марте 1648 года проходит обсуждение этого вопроса. И снова раскрывается существенное различие в перспективе:

“Мадемуазель, лучшего катехизиса, чем катехизис Беллармина, нет. Когда все наши сёстры будут знать и преподавать его, они будут преподавать только то, что должны, потому что они там для того, чтобы наставлять других, и они будут знать то, что должны знать духовные пастыри”. (CCD: XIII b, Заседание Совет от марта 1648 г., стр. 664.)

И Викентийде Поль идет еще дальше. Он настаивает, чтобы Луиза де Марияк читала и объясняла катехизис Беллармина сестрам:

“Было бы хорошо, читать его сёстрам, а Вы непосредственно объясняли бы его им, чтобы они все могли досконально изучить его, чтобы быть в состоянии преподавать его; поскольку, если они должны преподавать его, они также должны знать его, и нет никакого лучшего способа изучить его более основательно, чем по этой книге”. (Там же.)

Быть настроенным против решения и видеть, что оно навязывается ради общего блага – таковой была ситуация, которую Луиза приняла. Она приложит все усилия, чтобы понять его пользу.

Реальная и эффективная совместная работа

В заключение я хотела бы сказать о том, какВикентийде Поль и Луиза де Марияк умели выходить за рамки своих глубоких различий. Многочисленные стычки позволили им узнать свою собственную идентичность, открыть насколько они дополняют друг друга, помогать друг другу в достижении выполнения и, таким образом, выполнить реальную и эффективную работу.

Оценивая друг друга

Часто оказывается трудным принять индивидуальность тех, с кем мы работаем. Это требует принятия того, чтобы воспринимать других с их достоинствами и их недостатками. Это подразумевает, прежде всего, знание самих себя, с сильными и слабыми сторонами. Постепенно Викентийде Поль и Луиза де Марияк научились ценить друг друга и высказывали то, что они находили хорошего или плохого друг в друге.

Викентий де Поль быстро пришёл к восхищению большой компетентностью Луизы де Марияк в её отношениях с Женщинами Милосердия, и он, не стесняясь, говорил ей об этом:

“Я удовлетворен всем, что Вы рассказали мне о Милосердии. Пожалуйста, предложите сёстрам, что считаете соответствующим в этом отношении, и организуйте всё так, как Вы мне написали, что считаете лучше всего”. (CCD, I, «К Св. Луизе», 2 апреля 1631 г., стр. 101.)

Он также не стесняется указать на ошибку, которая могла быть нанести ущерб её действиям. Луиза уезжает с мадам Гюссо, чтобы посетить общину Собратьев:

“Я прошу Нашего Господа благословить Вашу поездку… Пожалуйста, радуйтесь… даже при том, что Вам придется умерить в некотором роде серьезный характер, дарованный Вам природой, и который умеряет благодать…” (CCD, I, «К Св. Луизе», 30 августа 1638 г., стр. 491-492.)

Викентий также скажет Настоятельнице Общества, что она слишком требовательна к молодым сёстрам в их воспитании. СестраВикентияприбыла в Ришелье, и Луиза жалуется на её медлительность в освоении того, что ей говорят.Викентийрекомендует ей терпение:

“Она очень замечательная молодая женщина, с хорошей репутацией в своём регионе, и стойко служила своей хозяйке в течение 7 или 8 лет. Этой бедной женщине причиняет невыразимую боль её отсутствие. Есть некоторые люди, которые не сразу усваивают каждое мелкое правило. Время всё расставит на свои места. Я каждодневно сталкиваюсь с этой ситуацией”. (CCD, II, «К Св. Луизе», 1640 или 1641 г., стр. 166.)

Луиза обладает сильной индивидуальностью, выказывающей себя в её упорстве. Когда она видит то, в чём уверена, что это – воля Божья, она идёт вперёд. Она тогда использует сильное выражение: «во имя Бога». ЕслиВикентийболен, она энергично предписывает отдых:

“Во имя Бога, мосье, Вы знаете, что необходимо некоторое время, чтобы Вы выздоровели и попытались поддержать своё здоровье для служения Богу”. (Духовные Произведения, «К мосье Викентию», 11 августа 1646 г., 161.)

Столкнувшись с нехваткой денег, чтобы оплачивать питание подкидышей, Луиза выказывает свое страдание и твердо призываетВикентийде Поля действовать. Для нее есть только одно решение, больше не принять новых детей:

“Во имя Бога, мой преподобный отец, решите, должны ли мы убедить этих Женщин не принимать новых подкидышей…. мы больше не можем подавлять в себе жалость, пробуждаемую в нас этими бедными людьми, которые просят нас и просят о том, что мы по справедливости им должны, …. они боятся смерти от голода и вынуждены приходить издалека, по три-четыре раза, не получая денег…. Пожалуйста извините мою постоянную настойчивость”. (Духовные Произведения, «К мосье Викентию», февраль 1650 г., 316.)

Принимать помощь друг друга

Принимать помощь друг друга означает признавать, что другой делает то, чего нам недостаёт. Луиза, не задумываясь, говорит то, что она думает. Она просит извинения уВикентияде Поля за это, посылая ему письма и прося, чтобы он немедленно ответил: «Пожалуйста, извините меня за то, что так поспешно выражаю Вам свои мысли». (Духовные Произведения, «К мосье Викентию», 1651 г., 383.)

Если Луиза признает свою поспешность,Викентийне смущается признавать, что, с другой стороны, благоразумие заставляет его медлить. Один уравновешивает другого.

“Боже мой, мадемуазель, как Вам повезло, что Вы обладаете противоядием от рвения! Дела, свершаемые Самим Богом, никогда не могут быть расстроены бездеятельностью людей. Пожалуйста, доверьтесь Ему …”(CCD, I, «К Св. Луизе», 13 октября 1639 г., стр. 588.)

Викентий не осмеливается прогонять людей, что во множестве обращающихся к нему за советом или помощью. Он признает это, и от этого находится в подавленном состоянии.

“Поскольку я полностью вовлечен в работу с большим количеством отшельников: назначенный епископ, Первый Президент, два доктора, профессор богословия и М. Павиллон дополнительно к мероприятиям. Все это, должен сказать, препятствует тому, чтобы я приехал, чтобы увидеться с Вами. Именно поэтому я прошу Вас, пожалуйста, пришлите мне напоминание, о котором Вы говорили мне”. (CCD, I, «К Св. Луизе», май или июнь 1632 г., стр. 159-160.)

Но, поскольку Луиза не принимает отказВикентияпосетить Конференцию Дочерей Милосердия, за день или два до начала она посылает небольшое напоминание. «Также помните о необходимости проведения конференции, о чём Вы так любезно обещали нам на завтра, четверг». (Духовные Произведения, «К мосьеВикентию», 2 мая 1646 г., 145).

Дополняющий аспект их отношений продолжает расти. Каждый вносит свой вклад в выполнение работы, которая осуществляется по воле Божьей. Это раскрывается в составлении Норм Дочерей Милосердия.

“Это то, что я заметила, мой достопочтимый отец. Однако, во имя Бога, не обращайте внимания ни на мои комментарии, ни замечания. Вместо этого укажите нам делать то, чего, по Вашему мнению, Бог требует он нас. Пожалуйста, добавьте правила и инструкции, которые будут стимулировать  нас и понуждать нас быть преданными и точными в соблюдении всех пунктов наших Норм…” (Духовные Произведения, «К мосье Викентию», к. 1651 г., стр. 388.)

Святость не была присуща ни одному из них. Как и со всеми святыми, этот путь опирался на их человечность. Постепенно их стычки преобразовали и усовершенствовали их личности, и сделали их более привлекательными. Их различия стали источником обогащения для их общей миссии.

Викентий и Луиза объяснят сёстрам, что они должны жить в единстве между собой, принимая несходство между собой. Чтобы помочь им, они берут Святую Троицу за образец:

“Передайте от меня привет всем нашим сёстрам и скажите им, чтобы они всегда помнили совет мосьеВикентия, особенно о воздержанности и сердечности, чтобы соблюдать единство и разнообразие людей Святой Троицы”. (Духовные Произведения, «К сестре Джине Лепинтр», 1 июня 1649 г., стр. 289.)

Вопросы для размышления:

Как мы можем способствовать взаимному уважению среди членов каждой группы и среди различных ветвей Викентийской Семьи вопреки нашим различиям?

Как мы можем сделать служение бедным критерием, который объединяет нас, несмотря на наши различия?

Написано сестрой Элизабет Шарпи, D.C.

Перевод сестры Луизы Салливан, округ Колумбия, D.C.

Какое твоё призвание?
О призвании миссионера…

Хочеш узнать о нас больше или чувствуешь призвание?
Приходи! Позвони! Ищи нас!

Узнать